Томский государственный педагогический университет

И Лист, и Гершвин, и Чайковский

В предстоящее воскресенье, 14 октября очередная программа Томского академического симфонического оркестра откроется Симфонической поэмой «Прелюды» Ференца Листа. Прозвучит популярная Увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» Петра Чайковского. Несомненно не останется не замепченной меломанами на концерте и Румынская рапсодия №1 Энеску. Завершает программу широко известное и почитаемое не только любителями джаза, но классики музыкальная поэма Джорджа Гершвина «Американец в Париже». «Леди Джаз, украшенная интригующими ритмами, шла танцующей походкой через весь мир. Но нигде ей не встретился рыцарь, который ввел бы ее, как уважаемую гостью, в высшее музыкальное общество. Джордж Гершвин совершил это чудо... Он - принц, который взял Золушку за руку и открыто провозгласил ее принцессой, вызывая удивление мира и бешенство ее завистливых сестер», - так сказал о Гершвине американский дирижер Уолтер Данрош.
В 1919-1923 годы Гершвин написал (сам или в соавторстве) около 15-ти мюзиклов. А потом был прорыв. Почти месяц он писал «Рапсодию в голубых тонах». На ее премьеру 12 февраля 1924 года пришли Сергей Рахманинов, Фриц Крейслер, Леопольд Стоковский, Игорь Стравинский... Уайтмэн дирижировал, не замечая, что по его щекам катятся слезы восторга. И раздались овации...
Гершвина долго не покидало ощущение, что не все секреты мастерства раскрылись перед ним. Отправляясь в 1928 году в Европу, он втайне мечтал продолжить уроки с кем-нибудь из выдающихся композиторов.
Три встречи особенно врезались ему в память. С Равелем Гершвин познакомился еще в Нью-Йорке 7 марта 1928 года. В этот день Равелю исполнилось 53 года. Когда его спросили, что он желал бы получить в подарок, ответил»: «Встретиться с Гершвином и послушать его». Вечером Джордж долго играл своему именитому гостю и, по словам очевидца, «превзошел самого себя».
В Париже Равель принял американского композитора как друга, с наслаждением слушал его игру. Когда Гершвин сказал, что хотел бы брать у Равеля уроки, тот ответил: «Зачем вам быть второсортным Равелем, если вы можете стать первосортным Гершвином?».
Волнующей была встреча с Прокофьевым. Гершвин много играл ему, и тот не только похвалил несколько сочинений, но и предсказал Гершвину большое будущее, при условии, что молодой музыкант устоит перед соблазнами «долларов и обедов».
Результатом поездки в Европу стала симфоническая поэма «Американец в Париже». Гершвин использовал полный оркестр, включив в него ксилофон, цимбалы, трещотки, челесту, а также четыре автомобильных клаксона. Премьера состоялась в Нью-Йорке.

Путеводитель по сайту

Чтобы сообщить о найденной на сайте ошибке - выделите текст ошибки и нажмите CTRL + ENTER