Томский государственный педагогический университет

75 лет Победы

дорога к победе

Здравствуйте, посетители сайта ФИЯ ТГПУ!

Мы открываем рубрику «Детство, опаленное войной», посвященную 75-летию Победы нашей Родины в Великой Отечественной войне.

В этой рубрике мы будем размещать материалы о наших преподавателях, родившихся в период с 1928 по 1945 годы.

Уважаемые ветераны, просим вас поделиться воспоминаниями о вашем детстве и юности, вашем профессиональном становлении.

Если кто-то из вас, уважаемые посетители сайта, владеет информацией о детях войны этого периода — наших преподавателях, и вы хотите рассказать о них, мы ждем ваши сообщения по электронной почте utkinagi@tspu.edu.ru

С уважением и благодарностью,

Декан ФИЯ А. В. Гузеева,

Председатель совета ветеранов ФИЯ Г. И. Уткина

1010 Detstvo2

 Валентина Салий
«О детях войны»
…. В этот день и горестный, и светлый,
Поклониться от души должны
Мы живым и недожившим детям
Той большой и праведной войны!

Мира вам, здоровья, долголетья,
Доброты, душевного тепла!
И пускай нигде на целом свете
Детство вновь не отберёт война!

«К категории детей войны относятся граждане Российской Федерации, родившиеся в период с 22 июня 1928 года по 3 сентября 1945, постоянно проживающие на территории Союза Советских Социалистических республик в годы Великой Отечественной войны»

(из Федерального Закона «О детях войны»
Статья 1. Категория детей войны)

Дети войны факультета иностранных языков:

1. Тернова Эмилия Александровна, 1929 год рождения
2. Швец Людмила Ивановна, 1937 год рождения
3. Григорьева Евгения Георгиевна, 1938 год рождения
4. Бутко Римма Михайловна, 1940 год рождения
5. Михенина Галина Ивановна, 1940 год рождения
6. Смагина Инна Васильевна, 1940 год рождения
7. Дьякова Лилия Иннокентьевна, 1941 год рождения
8. Одинцова Ирма Леонтьевна, 1941 год рождения
9. Феофанова Тамара Павловна, 1942 год рождения
10. Смирнова Нина Дмитриевна, 1943 год рождения
11. Судакова Светлана Германовна, 1944 год рождения

Тамара Павловна ФеофановаТамара Павловна Феофанова, преподаватель кафедры английской филологии, находящаяся уже на заслуженном отдыхе, относится к категории детей войны. Она родилась 29 июля 1942 года в семье Павла Филипповича и Нины Степановны Мериновых. Семья Мериновых приехала в Томск из Асино в 1937 году, чтобы продолжить обучение после окончания школы.
Павел Филиппович устроился на работу инструктором в пожарную охрану и поступил на рабфак Томского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта. Нина Степановна закончила медицинское училище и работала медсестрой.
Жизнь складывалась благополучно: семья получила квартиру, в 1939 году появился первенец - сын. Но счастье длилось недолго. Через год сын умер от воспаления легких. Пережив тяжело горе, Нина Степановна и Павел Филиппович строили планы будущей жизни, которым не суждено было сбыться.
1941 год принес новые испытания не только семье Мериновых, но и всему советскому народу. В Томске о войне узнали 22 июня в 16 часов по местному времени.
Тамара Павловна Феофанова отецПавел Филиппович был мобилизован и отправлен в Асино на военные курсы, а затем - на фронт. Он сражался в составе Сибирских дивизий, защищая Ленинград. Павел Филиппович погиб в ноябре 1942 года, успев получить письмо о том, что у него родилась дочь Тамара.
Нина Степановна, узнав о беременности, испугалась, что будет с ребенком, чем его кормить, идет война. Она не хотела, чтобы ребенок родился. Но Павел Филиппович просил в письмах жену не совершать необдуманного поступка. Так, Тамаре суждено было родиться и выжить в суровые годы войны. Нина Степановна писала мужу, что девочка родилась здоровой, хорошенькой, и она на память папе обвела маленькую ручку дочери карандашом. После гибели мужа Нина Степановна получила это письмо обратно: маленькая ручка дочери была обагрена кровью отца.Тамара Павловна Феофанова детство
В годы войны Нина Степановна продолжала работать медсестрой, но уже в военном госпитале. Ухаживала за раненными солдатами, помогала им поправиться не только физически, но и морально, вселяла в них уверенность в скором окончании войны, в их счастливое будущее. А после работы бежала к своей маленькой дочке, плакала, перечитывала письма мужа и убеждала себя в том, что все будет хорошо.
А жить становилась все труднее. Свою трехкомнатную квартиру пришлось сменить за дрова и уголь на одну комнатку. Хлеб с водой, картофельные очистки, крапива - повседневный рацион питания. Были введены хлебные карточки, которые выдавались на месяц. Утеря карточек - большая беда для любой семьи, не говоря уже о семьях, где были маленькие дети.
Однажды, это случилось в 1944 году, Нина Степановна вместе с госпиталем была отправлена в Юргу в летний военный лагерь, где солдаты проходили реабилитацию. Тамара тоже была с ней. Уходя на работу, Нина Степановна оставляла дочку одну в комнате, а чтобы она не плакала давала ей дамскую сумочку, в которой хранились хлебные карточки. Маленькая Тамара умудрилась открыть сложный замок сумочки и порвать на четыре части хлебные карточки. Придя домой и увидев, что сделала дочка, Нина Степановна потеряла сознание. Женщины-соседки привели ее в чувство при помощи нашатырного спирта, помогли склеить карточки. Нина Степановна должна была написать объяснительную записку, просила простить ее и дочку. Хлеб удалось получить. Маленькой Тамаре, несмотря на возраст, досталось сполна и запомнилась на всю жизнь.Тамара Павловна Феофанова лагерьВойна закончилась. В июле 1945 Тамаре исполнилось 3 года. Жизнь постепенно входила в мирное русло. Худенькая, белокурая девчушка стала посещать детский сад, где питание было уже лучше.
В 1947 году в семье появился отчим, хороший, порядочный человек, а родной отец смотрел на свою дочь с довоенной фотографии.
Тамара поступила в школу в возрасте восьми лет. Учеба давалась легко, особенно ей нравились литература и английский язык.
В 1950 году Тамара была принята в хореографическую школу, которую закончила в 1955 году, получив удостоверение и право вести занятия по хореографии, а также продолжить обучение в Новосибирске. Тамаре было 13 лет. Нина Степановна не хотела, чтобы дочь жила в Новосибирске в интернате. Переезд в Новосибирск также не входил в ее планы. В Томске была работа, жилье, как-то налаженная жизнь. Нина Степановна хотела, чтобы дочь стала врачом. Но, закончив школу, Тамара вместе с подругой поступила в педагогический институт на факультет иностранных языков (ФИЯ). Четыре года обучения прошли быстро, и Тамара Павловна - учитель английского языка в школе №4 города Томска, где она преподавала в течение трех лет не только английский язык, но и бальные танцы.
В 1969 году Тамару Павловну пригласили на работу в ТГПИ на кафедру английского языка. На ФИЯ она проработала 48 лет, прошла путь от ассистента до старшего преподавателя. За эти годы она не только была профессионалом в преподавании английского языка, но и принимала активное участие в жизни кафедры, факультета, вуза. 25 лет Тамара Павловна руководила разговорным английским клубом, 20 лет возглавляла совместно с Л. Е. Виноградовой художественную самодеятельность на факультете, вела большую работу со студентами в качестве куратора, 15 лет в месткоме института возглавляла культурно-массовую работу, организовывала и проводила праздничные вечера для сотрудников института, вела большую профориентационную работу, участвовала в методических конференциях, подготовила в соавторстве два методических пособия.
Сегодня Тамара Павловна с удовольствием проводит лето на своей даче: выращивает цветы, овощи, ягоды. Она - гостеприимная хозяйка и несмотря ни на что, принимает жизнь позитивно.
Тамара Павловна посвятила своему отцу стихотворение, в котором рассказала о маленьком, но горьком эпизоде из своей жизни.

Давным-давно закончилась война,
Давным-давно на свете нет того солдата.
Письмо блуждало долго по стране,
И, наконец, дошло до адресата.
Размытые годами, как водой,
Скакали строчки до последней точки
В руках у женщины почти седой
По возрасту, однако, молодой…
Гражданский муж, увидев старое письмо,
Поспешно закурил и тихо вышел.
И дочка убежала, не взглянув,
На то, что мать в руках своих держала.
И вот одна…
Наедине с письмом из времени,
Где муж еще живой,
Где шутит и смеется,
Где все еще сражается с врагом
За Родину, за Сталина и за Победу.
И верит, что домой
Живым вернется он:
«Любимая, мне только 25.
Я жить хочу,
Хочу увидеть маленькую дочку.
И не хочу, чтобы жизнь моя
В моей судьбе поставила бы
Огненную точку».

Материал подготовила Г. И. Уткина

Из воспоминаний Галины Ивановны Михениной

Михенина Мыскова Галина ИвановнаЯ родилась 13.05.1940 года в поселке Чекист Томской области. Моя мама, Мария Павловна, - воспитательница детского сада. Моего папу, Мыскова Ивана Петровича, призвали в армию в мае 1941 года, когда мне исполнился один год. Военный лагерь располагался на территории, где впоследствии был построен подшипниковый завод. Мои мама и тетя Паша (папина старшая сестра) приносили меня из Чекиста (сейчас город Северск, тогда не было транспортного сообщения) увидеться с папой. Дорога в город шла вдоль реки Томь. Мама влезала на тополь, росший у забора, и передавала меня через забор в папины руки. Он гулял со мной, что-то рассказывал, наверное, что-то очень важное и смешное, как будто это была наша обычная прогулка у нашего дома, после его работы. К сожалению, я узнавала о нем только из рассказов моих бабушек, дедушек и тетушек, о том, что он был очень добрым и веселым, а еще очень любил маму и меня.
В своих письмах с фронта папа никогда не жаловался, подбадривал маму и родителей, писал о планах на мирное будущее. Он погиб в бою на Северо-Западном фронте в районе Старой Руссы, где шли ожесточенные бои за Ленинград. Он погиб в свой 33 день рождения, 18 марта 1943 года.Мысков Иван Петрович
Наша семья потеряла и моего дядю, летчика Лиштаева Алексея, он погиб под Киевом в 1942 году. Муж моей тети, Маркин Михаил, сражался на Финском фронте, выжил после тяжелого ранения, закончил заочный дорожный факультет в ТИСИ и посвятил свою жизнь строительству Северска.
Мои первые осознанные и хаотичные воспоминания связаны с бабушкиными сказками и рассказами о «былых временах, о любимой «наставнице» Степаниде Спиридоновне, которая преподавала в гимназии, где училась моя бабушка. Картинки прошлого воодушевляли и бабушку, и меня и мы часто верили, что все чудеса происходили «сейчас и с нами». Особенно мне нравились сказки про принцесс, которые могли носить красивые платья и играть с красивыми куклами. Мне было около четырех лет, я добралась до папиного портрета и «накормила» его манной кашей. Очень удивилась, что мама и бабушка расплакались, рассказывали дедушке и тетям, и те тоже плакали.
В 1945-1946 годах стали возвращаться домой фронтовики - наши соседи, знакомые. Вернулся и папин друг, дядя Степа. Их встречали всей улицей. Мы смотрели на бывших солдат с обожанием, слушали их скупые рассказы об этой страшной войне, слушали, затаив дыхание, просили рассказать еще и еще. Каждому хотелось прикоснуться, потрогать гимнастерку или медаль.
Галя МысковаПослевоенные годы были голодными, не хватало продуктов. Нашим любимым блюдом была картошка, она и сейчас мое любимое блюдо. Хлеб был лакомством, в первые послевоенные годы его давали по «карточкам», как муку или, очень редко, сахар. Школьников всех возрастов привлекали к сбору колосков пшеницы на колхозном поле, мы собирали колоски после жатвы, чтобы ни одно зернышко не пропало. Мы устраивали соревнования по классам, и малыши часто ревели, оказавшись в «отстающих», но очень гордились, что помогли колхозу.
Сейчас, то время трудностей и лишений, я вспоминаю с ностальгией и щемящей любовью. Столько добрых людей было вокруг, готовых помочь и поддержать, была атмосфера общей беды и общей радости, мы верили в мирное будущее, хотелось жить и работать ради этого.
Галя Мыскова 14 летЯ пошла в школу 1947 году. Это была средняя школа Министерства образования СССР. Училась хорошо, мечтала стать математиком. Учитель математики называла меня Пифагором. Любила лыжи, участвовала в соревнованиях. В те годы в весенние каникулы проводились творческие фестивали. В младших классах мы «строили пирамиды» и выступали перед работниками дерево-отделочного комбината, где до войны работали мой дедушка и папа. В старших классах каждая школа города (Чекист стал частью Северска) представляла свою творческую программу. В нашей школе был замечательный хор и мы всегда побеждали. А еще проводились конкурсы на лучший национальный костюм. Мой китайский костюм получил 2 премию!
На выбор профессии оказала влияние наша молодая учительница, только что окончившая ФИЯ ТГПИ. Она сразу начала поддерживать мой интерес к английскому языку. Она рассказывала о своих замечательных педагогах ФИЯ. Это были Ольга Андреевна Осипова, Роза Константиновна Орехва, Евгений Константинович Ядвиршис. После окончания школы я поступила на факультет иностранных языков, где познакомилась и полюбила наших незабываемых мэтров: А. П. Дульзона, Г. Г. Едиг, К. Ф. Гриценко, А. И. Мощицкую, Ю. С. Денисова, Н. И. Писанко. Это были и есть легендарная гордость и слава нашего факультета.
Будучи студенткой 5 курса я начала работать в качестве ассистента кафедры английского языка и работала до 1995 года. Для меня это большая честь и радость. В течение этих лет я работала старшим преподавателем по курсу, вела занятия по фонетике, грамматике, практике английского языка. Училась на ФПК в Ленинградском педагогическом институте, Пятигорском педагогическом институте иностранных языков. В течение 5 лет работала ответственным секретарем приемной комиссии педагогического института. За это время были благодарности, районная Доска Почета. Награждена знаком «Ветеран труда».
В конце девяностых возглавляла кафедру английского языка в гуманитарной гимназии №29.
1995-2008 г.г. работала старшим преподавателем кафедры английской филологии ТГУ, была директором языкового центра «Лингва». Побывала в творческих командировках в 1999 г. (Оксфорд) и в 2007 г. (Эксетер).
Моя дочь Ирина, канд. филол. наук, доцент кафедры английской филологии. Внук Максим учится в аспирантуре на философском факультете ТГУ. Внук Павел учится в 9 классе в Сибирском лицее. Зять А. С. Бабенко, доктор биологических наук, профессор, работает на биолого-почвенном факультете.
Я вспоминаю о том времени и рассказываю своим внукам и дочери о наших родных, потерях и радостях. Это история нашей семьи, может, неумело и сумбурно рассказанная мною. Но это часть нашей общей истории.
Часто приходим мы к памятнику в Лагерном Саду, стоим перед стелой, где выделяется строчка с папиной, нашей, фамилией, и снова оживают рассказы бабушек и дедушек в моей интерпретации.

Материал подготовила Г. И. Уткина

WhatsApp Image 2020 03 23 at 16.36.02Ирма Леонтьевна Одинцова родилась в семье служащих Лео Николаевича Кесслер и Фриды Михайловны Кесслер, урожденной Зульцбах, 15 июня 1941 года в селе Советское Саратовской области. Семья была трудолюбивой, благополучной, имела хороший добротный дом, живность. В селе с красивым названием Мариенталь (позже село Советское) родилось и выросло пять поколений этого рода.
Лео Николаевич закончил техникум в Энгельсе и получил профессию бухгалтера. Но семейное благополучие прервала война.
Первым документом, поставившим крест на судьбе немецкого народа в Поволжье, стало Постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) от 26 августа 1941 года «О переселении немцев из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей в другие края и области». Перестала существовать Автономная Советская Социалистическая республика немцев Поволжья.
После издания Указа Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 года была проведена тотальная депортация немцев из Поволжья. Им было отдано распоряжение в течение 24 часов подготовиться к переселению и с ограниченным количеством своего имущества прибыть в пункт сбора. До Саратова их везли на подводах, отдельно мужчин и женщин с детьми. А потом был долгий путь кому-то в Сибирь, кому-то в Казахстан, Среднюю Азию.
Фрида Михайловна с маленькой Ирмой и своей мамой была отправлена в Алтайский край, Лео Николаевич - в Кемерово. Права на переписку и общения не было. Все члены разделенной семьи, кроме трехмесячной Ирмы, находились под комендатурой и должны были еженедельно отмечаться. Из-под комендатуры семья была освобождена в 1956 году.
В начале 1942 года депортированные немцы были мобилизованы в трудовые колонны, которые позже стали называть трудармией. Немцы строили заводы, работали на лесозаготовках, рудниках. Лео Николаевич был переведен в Томск и начал работать сплавщиком леса на лесоперевалочном комбинате (ЛПК). Трудолюбивого, грамотного работника заметили, и его перевели сначала на должность бракера, потом — счетовода и затем нормировщика. Исчезло из обихода непривычное имя Лео, все называли его Лев Николаевич.
Фрида Михайловна не попала под статью о мобилизации, так как Ирме не было трех лет. После школы она окончила курсы медсестер, профессия помогла ей найти работу в больнице по месту депортации.
Семье воссоединиться помог случай и главврач больницы. Стало известно, что депортированных немцев из Кемерово перевели в Томск для работы на ЛПК. Случилось так, что нужно было сопровождать больного эпилепсией в Томскую психиатрическую больницу. Главврач предложила Фриде Михайловне воспользоваться этой возможностью и попытаться найти мужа в Томске. Шел 1945 год. Ирме уже было четыре года, и Фрида Михайловна согласилась. Ирма помнить, что ехали долго, мама постоянно следила за больным мужчиной, ставила уколы, а она ходила по вагону пела, танцевала и даже получала незатейливые сладости.
Фрида Михайловна не знала адреса мужа, но поиски оказались успешными. Семье было дано разрешение на воссоединение, так как Фрида Михайловна и Лео Николаевич состояли в законном браке. Им было выделено небольшое помещение в маленькой деревянной избе на двух хозяев. Это был 1946 год, осень, и в семье появилась еще одна дочка - Тамара. Но случился пожар, избушка сгорела. И снова судьба благоволила семье. Им выделили комнату в двухэтажном деревянном доме с общей на три семьи кухней. Все удобства были на улице, воду носили из колонки, топили печь. Но счастью не было предела. Главное - вместе. Было трудно, но так жили все вокруг, да и Фрида Михайловна, и Лео Николаевич было трудолюбивыми. Соседи к ним относились хорошо, хотя во дворе иногда проскальзывало с негативным оттенком слово «немцы». Ирму любили и называли Ирой.
Фрида Михайловна устроилась на должность медсестры на ЛПК, где работал Лев Николаевич. Позже Фрида Михайловна работала нянечкой в детском саду, а Лев Николаевич проработал сорок лет на ЛПК, из которых десять лет, до ухода из жизни, экономистом.
В 1949 году в семье родилась младшая дочь Нина. Как старшая дочь, Ирма помогала матери во всем.
Когда ей исполнилось восемь лет, она поступила в школу №25, закончила семь классов, а затем в школу №27. Обе школы - маленькие, деревянные, но «интернациональные». Здесь учились дети разных национальностей, родители которых, по разным причинам, оказались в Сибири. В первом классе дети были разновозрастными: семилетние, восьмилетние, девятилетние и старше. Немцы, белорусы, эстонцы, поляки, литовцы, русские - все они теперь были одной семьей. Ирма училась хорошо и после окончания школы поступила в Томский педагогический институт, на факультет иностранных языков (ФИЯ), набрав 19 баллов из 20 возможных. Интерес к учебе не пропал и в институте. Она была одной из лучших выпускниц факультета. Поэтому не случайно ее оставили работать на факультете, на кафедре немецкого языка, которой руководил в то время А. П. Дульзон.
В нагрузку молодого преподавателя Ирмы Леонтьевны входили практические занятия по грамматике, устной речи, лекционные и семинарские занятия по лексикологии, руководство курсовыми и выпускными работами. Она - соавтор учебно-методического пособия по грамматике. На факультете Ирма Леонтьевна проработала сорок лет. Выпускники ФИЯ вспоминают, как виртуозно она объясняла труднейшей материал по грамматике, например, конъюнктив, склонение имен прилагательных или согласование временных форм в сложных предложениях.
Однако она не только вела занятия, но и занималась активно общественной работой: методист на факультете, куратор ОЗО ФИЯ, ответственный секретарь приемной комиссии ФИЯ, организатор профориентационной работы со школьниками. Она была часто ответственной за подготовку студентов к олимпиадам на немецком языке: готовила материал, работала со студентами, выполняла работу члена жюри.
За годы работы в вузе Ирма Леонтьевна неоднократно награждалась благодарственными письмами, грамотами разного уровня, в том числе и Министерства образования, имеет Бронзовую медаль ТГПУ «За заслуги в области образования», медаль «Ветеран труда».
В личной жизни у Ирмы Леонтьевны тоже все складывалось благополучно. После второго курса первого июля 1961 года она вышла замуж за военнослужащего Александра Ивановича Одинцова, с которым прожила почти 55 лет. Александр Иванович после окончания ТГУ продолжил службу в органах Управления внутренних дел города Томска. В 1962 году в молодой семье родился сын Игорь, впоследствии ставший юристом, в 1967 - дочь Татьяна (по первому высшему образованию - педагог, по второму - психолог).
Сегодня Ирма Леонтьевна - любимая бабушка трех внуков и прабабушка, замечательная огородница, «соленья-варенья» которой любит не только ее большая семья, но и коллеги.
Р. S. Фрида Михайловна, Лео Николаевич (посмертно), Ирма Леонтьевна были реабилитированы в 1991 году на основании Закона РФ от 18.10.1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий».

Материал подготовила Г. И. Уткина

Нина Дмитриевна Смирнова
Воспоминания детства. Ностальгия

Нина Дмитриевна СмирноваДети войны… Наверное, я тоже принадлежу к ним, поскольку родилась в самый разгар войны, в 1943 году.
Моей маме Пантюхиной Надежде Петровне, был в начале Великой Отечественной войны 21 год. Сама она - уроженка Вятской губернии (ныне Кировская область). Имея семь классов образования, мама «выучилась на продавца» и уже начала работать, когда ее вместе с другими девушками направили в соседнюю Республику Коми заготавливать древесину для стволов винтовок.
Зима была очень суровая. И вот они, совсем девчонки, по пояс в снегу пилили березы в лесу, а пила со звоном отскакивала, не слушалась, поскольку деревья были заледеневшие, как и их руки, которые потом опухали от холода и мучительной работы. Но никто не роптал, так как все знали, что их работа нужна фронту.
Именно в это время мама познакомилась с папой. Когда я родилась, папа был уже на фронте. Он участвовал в боях под Кенигсбергом, был ранен, награжден медалями.
По окончанию войны, в 1946 году, родители приехали в Сибирь, на родину отца (с. Вороново, Кожевниковского района). Обосновались в Томске. В деревянном доме на улице Тверской 58 родителям предложили тамбур на втором этаже. Папа сделал ремонт: обил стены дранкой, утеплил их, сам сложил печь. Так мы и жили впятером на протяжении долгих лет в этой крохотной, уже жилой, комнате.
Брат Володя родился в 1950 году. Ныне он - кандидат математических наук, программист, в течение ряда лет работал в бухгалтерии нашего педагогического института (университета).
В то время все «удобства» были на улице, воду носили в ведрах на коромысле из водопровода, находящегося недалеко от Петропавловской церкви. Долгое время не было и слива. Печь топили дровами, иногда углем.
Конечно, было трудно, но, с другой стороны, мы, дети, во всем помогали родителям, были крепче физически благодаря этим «неудобствам».
Питание в первые после войны годы было скудное. Помню, мама давала мне с собой, когда я уже училась в начальной школе №15 на улице Тверской, бутерброды, помазанные маргарином и посыпанные сверху сахаром.
В новогодних подарках были, в основном, карамельки, а если была, хотя бы одна мандаринка, - это вызывало настоящий восторг у детей!
Постепенно жизнь налаживалась. Даже в нашей тесной комнатке мы умудрялись ставить елочку на Новый год. Все игрушки были наши, местные, с Электролампового завода. Жалею, что не удалось полностью сохранить их.
Еще хочется поделиться одним воспоминанием детства. Бабушка моя (со стороны папы) была любительницей собирать ягоды в лесу. Бывало, приносили их даже в корзинах на коромысле. То были разные ягоды: полевая клубника, смородина, черника, малина. Ездили на острова в Кожевниковском районе.
Когда она собирала ягоды в Городке (левый берег Томи), то иногда брала меня с собой. Катеров не было, и через Томь переправлялись на лодке-обласке. Садилось много народу, и бортики были чуть ли не вровень с водой. Я всегда чувствовала страх, и когда доплывали до берега, вздыхала с облегчением. Но зато потом была радость от собирания ягод. Бабушка знала «свои» места. Если это была черемуха, то крупная, как вишня. Благодаря таким походам, я познала впервые ягоду-ежевику. Наедались «витаминами» вдоволь. А какие вкусные пирожки и шаньги стряпали с ягодой, и тазами варили варенье!
Грустно, что все уже в прошлом. Я думаю, что несмотря на лихолетье, у детей, рожденных в войну и первые послевоенные годы, были свои прелести и радости, как и у каждого молодого поколения.

Материал подготовила Г. И. Уткина

Римма Михайловна Бутко

БуткоРодилась я в 1940 году в первый день Рождества в Томске в семье потомственного железнодорожника Бутко Михаила Сидоровича. Моё детство прошло в районе  железнодорожной станции Томск-2, по сути – в рабочем районе. Мой дедушка — Бутко Сидор Сергеевич выходец из Украины, из Сумской области участник Цусимского сражения был награжден Георгиевским крестом, который бабушка – Пелагея Васильевна в голодные годы была вынуждена поменять на мешок муки. У моего отца было четыре брата Кирилл, Николай, Василий и Александр. Николай, в годы репрессий, был арестован и расстрелян в Кемеровской тюрьме. На войну со студенческой скамьи ушел только Александр, хотя хотели все, но остальным братьям дали бронь по работе. Алесандр Сидорович прошел всю войну до Берлина, был награжден орденами и медалями, в том числе за участие в организации безопасности Потсдамской конференции.Бутко молодость
Военные годы я помню, в основном, по воспоминаниям своих родных и по отдельным картинам всплывающим в моей памяти – как слушали радиосообщения о ситуации на фронте, как в одну из комнат нашего дома поселили москвичей, эвакуированных с шарико-подшипниковым заводом. День Победы запомнился криками радости, возгласами «Победа! Победа! Ура! Ура!». Вкусы и запахи детства – это драники-лепешки из тертой картошки и самая сладкая, как тогда казалось, ягода паслен, кусты которой в изобилии росли на картофельных огородах. В округе было очень много огородов, в том числе и на нашей улице, где выращивали картофель для учеников интерната средней железнодорожной школы №43, которая располагалась в маленьком двухэтажном здании по другую сторону от вокзала, поэтому в школу приходилось прыгать через железнодорожные линии и пробираться под вагонами стоявших составов. Пешеходный мост был построен значительно позже. Это была женская школа, где работали необыкновенные люди – наши любимые учителя под руководством удивительного человека – Серафимы Порфирьевны Ершовой, что и определило выбор моей будущей профессии. Любовь к языку началась с любви к учительнице английского языка. Это была Людмила Михайловна Федянина, которая позже станет деканом ФИЯ. Выбор факультета так же не был случайным. Несколько выпускниц школы – Смирнова Светлана, Воробьева Тамара, Разумеева Светлана поступили на ФИЯ, и я пошла по их стопам. Все начинается с любви, с учителя в школе.
Хочется пожелать факультету процветания и благополучия. Учителя иностранных языков всегда будут востребованы в школе, в обществе, даже если это и не главный предмет школьной программы.

Р. М. Бутко

Эмилия Александровна Тернова закончила Московский государственный педагогический институт иностранных языков им. Мориса Тореза в 1953 году. Ей предлагалась дипломатическая работа, но она выбрала путь педагога и поехала в Воронеж. В 1954 году вместе с мужем приехала в Томск и до 1968 года работала в Томском политехническом институте. На работу в Томский педагогический институт ее пригласил Юрий Сергеевич Денисов, который в то время был заведующим кафедрой французского языка факультета иностранных языков. Когда Юрий Сергеевич стал деканом факультета, он предложил Эмилии Александровне возглавить кафедру. В педагогическом институте Эмилия Александровна проработала с 1968 года по 1992 год.
Из воспоминаний Эмилии Александровны:
Больше всего мне запомнились дни в июне 1941 года. Мне было 12 лет. Вместе с другими детьми я находилась в Подмосковье в лесных дачах. Мы сидели за столом на улице, в небе над нами тяжело гудели самолеты. Взрослые "голосили", что это немцы летят бомбить Москву. Потом за мной приехали родители, и мы уехали в Кадам к бабушке. В этом населенном пункте мы оставались до 1943 года. Затем вернулись в Москву. Сводки с фронта мы слушали, прильнув к радиопередатчику. Сначала сводки были неутешительные. После кровопролитных сражений наша армия оставляла один город за другим. Но потом наступил перелом. Наша армия шла с боями вперед и освобождала наши города от захватчиков. В Москве в честь каждого освобожденного города был салют. Их было очень много, и мы перестали на них реагировать. Мы уже верили в победу наших солдат, и взятие Берлина не было для нас неожиданностью. Но когда о победе объявили официально, вся Москва собралась на Красной площади. Не было речей, люди плотно стояли, прижавшись друг к другу, и молчали, многие плакали. Ликование пришло потом. Мирная жизнь приходила в свое русло. Окончание школы, поступление в педагогический институт иностранных языков им. Мориса Тореза. Блестящее завершение учебы в 1953 году, и приглашение на престижную работу. 

Материал подготовили В. А. Лаврентьева и Г. И. Уткина

Людмила Ивановна Швец

ШвецЯ не могла, к сожалению, встретиться с Людмилой Ивановной лично, чтобы поговорить о времени ее детства не только из-за Сoronаvirusa, но и потому что ее не было в России. Она отдыхала у своих любимых внучек в Германии. Мы вели с ней разговор по телефону о детстве, которое было украдено войной.
Ее детство началось восьмого апреля 1937 года в Ольховке (сегодня Артемовск) в Красноярском крае. Это был рудничный поселок, в котором разрабатывались рудники по добыче золота. Статус города он получил в 1939 году. В семье Надежды Никифоровны Машковой и Ивана Федотовича Полуэктова уже было два сына, Игорь (1922 года рождения) и Геродот (1924 года рождения), когда родилась девочка. Братья единодушно решили назвать сестренку Людмилой. В семье литераторов не могло быть иначе.
Дети подрастали, родители хотели дать им высшее образование, но не хотели, чтобы они жили без присмотра в общежитиях. И тогда на семейном совете решили переехать в Томск. Людмиле в это время было около трех лет. Их домом стала трехкомнатная квартира в деревянном двухэтажном доме на улице Гоголя 57. Напротив был расположен Буфф-сад, городской парк им. Гоголя в Кировском районе, между улицами Гоголя, Герцена, Вершинина, Карташова. В 1949 году сад переименовали в «Детский парк культуры и отдыха им. А. С. Пушкина». К бюстам Ленина, Сталина, Маркса и Энгельса добавили бюст Пушкина и героев его сказок. Парк был очень красивым. В нем росли грибы, а местные жители устраивали сенокосы. На перекрестке улиц Карташова и Гоголя силой притяжения детей и взрослых было озеро, где водились утки.
Родители Людмилы – педагоги. Надежда Никифоровна продолжила свою педагогическую деятельность и стала преподавать русский язык и литературу в вечерней школе № 8, Иван Федотович – математику в школе №6. Планы на светлое будущее прервала война. Маленькая Людмила не понимала, почему плачут взрослые дяди и тети, почему плачет мама? Все так хорошо: за окном звучит музыка, светит закатное солнце, играют ребятишки. И вдруг: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!». Она услышала новое для нее слово «война». Оно звучало по радио, в коридоре дома, во дворе бегали дети и тоже кричали «война». С этим словом она прожила пять долгих, трудных лет.
Старшего брата Игоря мобилизовали в армию после десятого класса. Всю войну он летал на бомбардировщике штурманом. В сентябре 1939 года в Томске была сформирована 166-я гвардейская дивизия. 26 июня 1941 года дивизия была отправлена на фронт, в октябре этого же года она попала в окружение и была практически полностью уничтожена. Именно с этой дивизией хотел сбежать на фронт младший из братьев Геродот. Но маме и бабушке удалось поймать беглеца и вернуть домой. Но на войну он, все-таки, попал. После девятого класса поступил в Томское артиллерийское училище, и во время войны командовал батареей. К счастью, оба брата вернулись домой живыми, получили высшее образование в Томском политехническом институте, обзавелись семьями. Но осколки войны унесли жизнь Геродота в 55 лет. Старший брат, который тоже уже ушел из жизни, жил и работал в Кемерово. А Людмила должна была повзрослеть в те страшные для всех дни.
В 1943 году Надежда Никифоровна по состоянию здоровья, связанного со зрением, вынуждена была уйти из школы, и стала работать кладовщиком на эвакуированном в Томск фрезерном заводе. У Ивана Федотовича была бронь. Он продолжал работать учителем и по линии Областного отдела народного образования (Облоно) курировал школы-интернаты, организовывал работу школ в Томске, заготовку дров, формировал и отправлял посылки на фронт. Его практически не было дома: командировки в Пудино, Колпашево, сопровождение женщин-учителей в тайгу на лесоповал. Приезжал усталый, подавленный. По первому образованию отец Людмилы - литератор. И ему, лирику и романтику, тяжело было видеть женщину с топором и пилой в руках в сибирской тайге. Женщины и подростки были основной рабочей силой.
Швец с мамойЛюдмила и мама в основном оставались одни. В их квартиру временно подселили эвакуированных. В каждой комнате и на кухне – по семье. Как шьется лоскутное одеяло, так и мы с Людмилой Ивановной, из лоскутков памяти «шьем» ее воспоминания.
… Все время хотелось есть. Геродот после девятого класса до поступления в училище где-то работал и ему, как «малолетке», дополнительно выдавали кусочек хлеба с маслом. Он обгрызал его по краям, часть с маслом приносил мне…
… Папа в очередной командировке. Мама на работе до утра. Я одна в комнате. И вдруг бежит по комнате мышь. Я дала ей крошки хлеба, наблюдала за ней, не боялась и ждала свою мышку. Однажды я заглянула под кровать и увидела, что она не одна. Но когда мышка посмотрела на меня, я очень испугалась. Папа приехал из командировки и отремонтировал дырку в плинтусе. Больше они ко мне «в гости» не приходили…
… Все бегут на площадь Революции слушать выступление Сталина, я тоже бегу …
… Мы с мамой в очереди за продуктами, продукты выдавали по карточкам...
… Иногда мама берет меня с собой на работу на завод. На заводе у мамы красиво: блестят металлические стружки. Мама разрешает мне выдавать в окошко инструмент рабочим. Я очень этим гордилась. Я работала, как взрослая…
… Мы идем с мамой на обед в столовую завода через цех. Электричества нет, тусклый свет падает через окна. Темно и страшно. Я не вижу рабочих, только сверкают глаза и белые зубы...
… На обед в глиняных чашках раздают отваренные в воде галушки – это суп. Но в других чашках галушек больше, чем у меня. Этот вопрос я задаю маме. Мама доходчиво мне объясняет. Я понимаю, молчу, и мечтаю, когда я подросту и буду работать у этих гудящих машин, мне тоже дадут больше галушек…
… Я снова одна. Холодно. Крепко заснула. Мама вернулась в полночь, но не могла до меня достучаться. Пришлось выставить стекло во фрамуге под потолком и залезть в комнату. С этого дня высоко вбили в стену гвоздь в нашей комнате, я вешала на него ключ, и мама через фрамугу доставала его…
… Печку-голландку переделали в плиту. Варили, кипятили на ней воду. Меня мама купает в металлической ванне. Мне весело, и я даже забываю о еде…
… Мама с большими санками, которые брала у соседей, ушла, в очередной раз, в деревню Лучаново, чтобы обменять вещи на картошку. Я жду ее возвращения с нетерпением. Свой дневной рацион хлеба я уже съела. До сих пор не могу понять, как можно было 100 грамм хлеба растянуть на весь день…
… Ждем первую военную весну: планируем посадить картошку, капусту, нарвать в лесу пучек, саранок (лесные съедобные растения), мама сварит витаминный суп из свежей крапивы…
… Мне 6 лет. Мне уже доверяли хлебные карточки на всю семью. За хлебом нужно было идти до современного «Театрального магазина» в район кинотеатра «Октябрь». Там находился маленький деревянный магазин, где выдавали хлеб. Я ходила за хлебом через Буфф-сад. Однажды, возвращаясь из магазина, я решила отдохнуть, присела на траву, разложила свои вещи. Когда я пришла домой, то обнаружила, что карточек нет, по-видимому, я их оставила на траве. Это был мой первый настоящий испуг, мое первое настоящее горе. Я не боялась, что меня накажут. Я думала, что мы будем есть. Я неслась, сломя голову, в сад. Мои карточки, разбросанные ветром, лежали в траве. К счастью, их никто не заметил. От страха и радости по моим щекам текли слезы…
… Мы с бабушкой идем в «пятиэтажку». Там выдавали суп с капустой. Навстречу идет пожилая женщина, в руках баночка с супом. Женщина падает, суп разливается, она умирает прямо на дороге. Моя первая встреча со смертью…
… Идут вереницей переселенцы: эвакуированные из Ленинграда. Молодые девушки выглядят, как старушки: седые, изможденные. Они еле стоят на ногах…
… Мы готовимся к Новому году. Вырезаем из бумаги флажки, делаем цепи из бумажных полосок. Мама сохранила скорлупу от яиц и рисует на ней веселые мордашки…
… В одной из наших комнат живет с родителями Толик. Толик с родителями был эвакуирован из Москвы. Он младше меня. Мы с ним подружились…
… В нашей семье папа все время что-то делал своими руками. Иногда, когда никого не было дома, я тоже что-то пыталась сделать своими руками. Мне захотелось подточить напильником ключ от квартиры. Ключ я поломала, и не могла выйти на улицу играть. Мальчишки двора нашли деревянную приставную лестницу, и я целый день выходила на улицу через окно…
… Я занимаюсь со своими игрушками. Матерчатый кролик был моей любимой игрушкой. Была еще кукла с головой из папье-маше и тряпочным туловищем. Однажды мама купила мне игрушку-поросенка, но он мне не понравился, потому что у него была толстая шея, и мне его трудно было держать в руках…
… В другой нашей комнате жили эвакуированные москвичи – дядя Сережа и Клавдия Ивановна. Мы с Толиком ходили к ним в гости. У них было много фарфора, красиво. Толик непременно стучал в дверь и спрашивал: «Клавдядивановна, у вас есть епошки?» Когда были лепешки, Клавдия Ивановна нас угощала…
… Я рано научилась читать и писать. В шесть лет я писала письма своим братьям, рассказывала о нашей жизни и очень ждала их возвращения. Геродот мне лично подписал открытку и отправил по почте. Она до сих пор хранится в моем архиве…
… Воду носила из колонки, сама топила печку, часто не было дров. Все удобства на улице…
… Я не помню, отмечались ли дни рождения. У мамы в пакете хранилась молотая корица. Мы с братом тайно иногда ели ее. Это была наша сладость…
… Наступил 1945 победный год. Трудно описать те чувства, которые переполняли всех нас: маму, отца, мальчишек и девчонок с улиц Гоголя, Карташова, Герцена. Мы пережили эту войну все вместе: вместе бегали по крышам сараев, вместе мерзли, хотя каждый в своей квартире, вместе голодали, вместе радовались, если была на то причина. На улице – эйфория счастья. Все кричат, обнимаются, целуются. Ура! …
… Я иду в первый класс. Мне почти восемь лет. Но в первом и втором классах я практически не учусь. Я тяжело заболеваю. Диагноз: бронхоадонит. То ли непростое детство, то ли плохая эпидемиологическая обстановка во время войны в Томске дали о себе знать. Родители помогают мне в учебе. У меня есть все учебники и даже методички для учителей. Иногда я теряю сознание. Вещи исчезают из дома: мама меняет их на сливочное масло и мед, калорийную пищу. После этого мед и масло я не могла есть лет 15. Меня переводят из класса в класс. Я постепенно выздоравливаю. Родители сделали все для этого. В третьем и последующих классах у меня не было даже какой-нибудь легкой простуды. Могу сказать, что и во взрослой жизни, я практически не болела простудными заболеваниями.
В 1955 году Людмила Ивановна закончила школу. Любила математику, как и отец. Но отец сказал, надо учить иностранные языки, так как без знаний иностранного языка, человек недостаточно образован. И всегда приводил в пример себя, имеющего два образования, говорил, что он недостаточно образован, так как не знает ни одного иностранного языка. Поступить в педагогический институт на факультет иностранных языков советовала и учительница английского языка.
Людмила Ивановна успешно сдала экзамены и стала студенткой престижного факультета педагогического института. Они занимались в красивом старинном здании по улице Киевской 60 (современный адрес). Занятия проходили в аудиториях №7 и №30. По ее мнению, им повезло с преподавательским составом. Деканом факультета был фронтовик В. М. Скрипченко. Его все очень уважали, многие девушки были в него влюблены. Ю. С. Денисов, будучи студентом классического университета, преподавал им латинский язык. Людмила Ивановна с большой любовью говорит о Р. К. Орехва, Е. К. Ядвиршисе, вспоминает лекции преподавателя экономики Южанина, который составлял тезисы и потом очень талантливо раскрывал их содержание, вовлекая студентов в эту беседу.
После окончания учебы Людмила Ивановна начала работать в родном институте сначала на кафедре английского языка под руководством заведующего кафедрой Ю. А. Морева, а затем - на кафедре английской филологии под руководством сначала О. А. Осиповой, а потом - Р. Г. Лозинской. Она вела практические занятия по лексике, фонетике, грамматике, читала лекции по теории перевода, возглавляла работу кафедры со студентами ОЗО, преподавала на заочном отделении, занималась учебно-методической работой, выезжала со студентами на сельхозработы. Два срока подряд она избиралась депутатом районного Совета Депутатов трудящихся Советского района города Томска, была членом комиссии по делам несовершеннолетних. Вся эта работа требовала больших сил, знания предмета, политической грамотности, проявления деловых качеств, добросовестного отношения к порученному делу. Она всегда старалась понять любого человека, умела погасить конфликтные ситуации. Коллеги по работе отмечали очень важное качество Людмилы Ивановны – ее надежность. В институте Людмила Ивановна проработала 33 года, ушла, к сожалению, на пенсию по состоянию здоровья, связанного, как и у мамы, с ухудшением зрения.
Личная жизнь Людмилы Ивановны сложилась очень удачно. В 1956 году она стала любимой и любящей женой Юрия Андреевича Швеца, человека очень талантливого и «рукастого». Техник-технолог горного машиностроения по образованию Юрий Андреевич серьезно занимался авиа-моделированием. В Томске он первым запустил сначала реактивную модель самолета, а затем – радиоуправляемую. Сегодня его уже нет, но память о нем живет в любящем сердце его жены, детей, внуков и правнуков. В семье Людмилы Ивановны и Юрия Андреевича двое детей: дочь Ирина и сын Андрей. Сегодня Людмила Ивановна – бабушка прекрасных внучек, которые подарили ей правнуков.
Но застать дома Людмилу Ивановну не просто. Как и в молодые годы, она ведет очень активный образ жизни. Она – успешная дачница, член Всероссийского общества инвалидов (ВОИ) Ленинского района города Томска, поет в хоре «Нежность», принимает участие в различных соревнованиях по настольным играм, в стрельбе, возглавляет культурно-массовый сектор ВОИ, устраивает вечера отдыха. Почетные грамоты, Благодарственные письма, Сертификаты, Дипломы, медали свидетельствуют о ее неуемном характере, высоком профессионализме, силе духа и оптимизме.

Материал подготовила Г. И. Уткина

Инна Васильевна Смагина

Смагина Инна ВасильевнаЕсли бы 3-го марта 1861 года в Петербурге не был подписан Александром II манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» и Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости, состоящее из 17-ти законодательных актов, то едва ли бы мы познакомились с красивой сероглазой женщиной, преподавателем английского языка факультета иностранных языков Томского педагогического университета Инной Васильевной Смагиной.
На основании этих документов крестьяне получили личную свободу и право распоряжаться своим имуществом. В России началось переселенчество, т.е. процесс перемещения из центральных регионов России в окраинные районы, которые были мало заселены, и, где имелось много свободной земли. Это были районы Сибири. Только за период с 1861 по 1882 годы в Сибирь переселились более 240 тысяч человек. Как правило, это были Томская и Тобольская губернии Западной Сибири. Крестьяне переселялись часто целыми деревнями, большими семьями. Среди переселенцев оказались и будущие родители, и будущие родственники Инны Васильевны.
Василий Михайлович Римша, отец Инны Васильевны, родился по дороге из Литвы, семья Матрены Тимофеевны Барановой, матери Инны Васильевны, – родом из-под Смоленска. Местом их жительства стала деревня Бороковка. Первый год переселенцы жили в землянках. Но когда получили ссуду на домообзаведение, то построили добротные дома, обзавелись живностью, на отвоеванных у тайги землях выращивали картофель, рожь, гречиху, овес. В начале 30-х годов в стране началась коллективизация. Многие не хотели вступать в колхоз.
В 1928 году Василию Михайловичу удалось уехать в Томск. Он забрал с собой оставшуюся сиротой 14-летнюю Матрену. Работящий, крепко сложенный Василий нравился ей. Вскоре молодые поженились. У них появилась своя маленькая квартира в двухэтажном каменном доме на улице Розы Люксембург. Квартира находилась на первом этаже. Трудолюбивый Василий, у которого, как говорили, золотые руки, из одной комнаты сделал кухню и зал. В 1936 году у них родилась старшая дочь Тамара. Третьего февраля 1940 года на свет появилась еще одна дочь, которую назвали Инной.
Все складывалось хорошо. Но началась Финская война, и Василий Михайлович был призван в армию. В 1941 году он воевал на Белорусском фронте. Высокому, крепкому солдату довелось обслуживать пушку-гаубицу. В одном из боев Василий получил контузию и плохо слышал всю оставшуюся жизнь. Домой он вернулся только в 1947 году. Матрена Тимофеевна с дочками всю войну оставалась одна. Было голодно, холодно, тяжело. Старшая Тамара помогала матери, нянчила младшую сестренку, хотя самой ей было пять лет. С раннего утра до позднего вечера девочки оставались одни. Тамара, как могла, боролась с мышами, которые шныряли по всей квартире. Однажды она кинула в них вязаную шапочку, думала, что они испугаются и уйдут. Но мыши не испугались и не ушли, а шапку изгрызли. Матрена Тимофеевна работала в хлебопекарне, очень уставала и переживала за дочек. Иногда ей удавалось принести в кармане хлебные крошки или маленькую сушку. Выручала картошка из деревни, а потом и в городе ее сажали. В районе улицы Ключевской было распахано поле, выдавали по полосе на каждую семью. Но это не спасало Инну от истощения. Тамара была крепенькой, а Инна очень слабой. Однажды Надежда Михайловна, сестра отца, решила забрать девочку в деревню, чтобы по ее выражению «отпоить молочком» и отпоила. Инна помнит, как ее двухлетнюю девочку закутали в одеяло, посадили в сани-розвальни и повезли от станции Туган до деревни Бороковка. По дороге она выпала из саней, но потерянную «поклажу» сразу обнаружили. Инне в деревне было хорошо. Тетя Надя работать не заставляла, если только что-то по дому помочь, пол подмести. Но фамилию председателя колхоза маленькая Инна запомнила – Цедрик. Он попросил детей помочь теребить лен и обещал за это дать мед. Дети задание выполнили, но мед не получили. Для маленькой Инны это было большое горе, и она запомнила председателя.Смагина семья
Когда отец вернулся домой, он брался за любую работу. Он мог все: хорошо знал плотницкое и столярное дело, нанимался белить квартиры, работал сторожем, подшивал валенки, работал в артели «Художественный труд», которая находилась в здании недалеко от кинотеатра им. И. Черных. Когда отец был на работе, Тамара и Инна тоже помогали зарабатывать деньги: клеили коробочки под таблетки. Тяжелая работа во время войны, недоедание сделали свое дело: мама сильно заболела, перенесла 4 операции и уже не могла работать. Но когда-то Матрена Тимофеевна всегда была в передовиках, очень хорошо месила тесто, ее портрет был напечатан в газете «Красное знамя». Теперь она занималась только домашними делами, научилась шить, вязать. Из старых вещей шила «обновки». Дочери помогали отцу сажать, окучивать, полоть, копать картошку. Картошка так и осталась любимым блюдом Инны Васильевны. Инна Васильевна не помнит, чтобы отмечались дни рождения. Но как-то отец подарил ей маленькую белую булочку, посыпанную сахаром. Инна очень любила ходить в магазин за хлебом. Хлеб долго выдавался по карточкам. Булку резали, взвешивали по граммам на члена семьи, были маленькие «довески», и их по дороге можно было съесть.
С первого по седьмой класс Инна училась в школе №17 на улице К. Маркса. Мальчишки из школы №3, которая находилась поблизости, называли ее школу «курятник». Они дружили с девочками старших классов из школы №2. Но для Инны Васильевны ее школа – самая настоящая школа, где царили любовь и внимание к детям, где учительница начальной школы Анна Дормидонтовна Эрн прививала детям любовь к искусству. Она учила их декламировать стихи, слушать красивую музыку, ставить пьесы, инсценировки, петь, танцевать. Художественная самодеятельность в их школе чувствовала себя хозяйкой и высоко отмечалась на школьных смотрах.
Затем семья переехала на улицу Бородинскую в район второго Томска. В 1957 году Инна окончила школу №43, так называемую, железнодорожную. Она вспоминает, как они ходили в школу, пролезая под составами поездов, так как не было еще моста для перехода. Вместе с подружкой она решила поступать на биолого-почвенный факультет ТГУ, но, к счастью, не добрала 0,5 балла. Инну по знакомству, так как она была несовершеннолетней, устроили на завод резиновой обуви. Ее профессия называлась «галошница». В 1958 году она решила поступать в пединститут на факультет иностранных языков. Успешно сдала экзамены и стала студенткой пединститута. До сих пор рада тому обстоятельству, что когда-то не добрала эти полбалла. В 1963 году Инна окончила институт и вышла замуж за своего одноклассника Геннадия Смагина. И профессиональная жизнь, и семейная - оказались успешными и счастливыми. 56 лет - рабочего стажа, 56 лет – семейной жизни.
Смагина молодостьСвою трудовую деятельность Инна Васильевна начала в школе №47. Три года преподавала английский язык в этой школе. Потом стала работать на кафедре иностранных языков педагогического института. С особой теплотой она вспоминает своих коллег: О. А. Осипову, К. Ф. Гриценко, Р. К. Орехва. В пединституте Инна Васильевна проработала 31 год. Весь этот период Инна Васильевна работала на первом курсе, вела, так называемый комплекс: фонетику, грамматику, практику речи. Принимала участие в общественной жизни кафедры и факультета. Затем она перешла на работу в ТПИ. Н. А. Качалов «соблазнил» ее современным техническим оборудованием.
В браке у Инны Васильевны и Геннадия Ивановича родились два сына: Евгений и Михаил, которые подарили бабушке и дедушке 5 внуков. Оба сына получили высшее образование: Евгений – дипломированный строитель, Михаил – дипломированный (красный диплом) железнодорожник. Михаил с семьей живет в Новосибирске, Евгений – в городе Белогорске на Дальнем Востоке.
Внук Антон живет и работает в Томске. Он для Инны Васильевны – хороший помощник.
Инна Васильевна – умелая огородница. Она все делает по даче сама: вскапывает землю, делает грядки, сажает картофель, ухаживает за будущим урожаем и сама собирает его. Она сохранила в себе красоту и благородство души, оптимизм, веру в хорошее будущее. Ее серые глаза излучают, как и в молодости, лучезарный свет, ее звонкий голос вселяет надежду, что несмотря ни на что, у ней, у ее детей и внуков, у нас у всех все будет хорошо. Пусть будет так!

Материал подготовила Г. И. Уткина

Помним гордимся благодарим

Дорогие наши Эмилия Александровна, Людмила Ивановна, Евгения Георгиевна, Римма Михайловна, Галина Ивановна, Ирма Леонтьевна, Инна Васильевна, Тамара Павловна, Нина Дмитриевна, Светлана Германовна!

Сердечно поздравляем вас с 75-летием Победы нашей Родины в Великой Отечественной войне. День 9 мая - день нашей общей памяти. Мы отдаем дань памяти и уважения тем, кто не вернулся из пекла этой войны и тем, кто пережил это страшное время: труженикам тыла и поколению «детей войны», тем, кто выжил и тем, кого уже нет с нами.

75 лет мы живем под мирным небом. Мы строим новые города, растим детей, делаем большие и маленькие открытия на Земле и в Космосе, учим и воспитываем новое поколение, встречаем рассветы, зимы и весны. Каждый из вас, дорогие наши сотрудники, отдавал частицу себя нашему общему делу. Вы остались в памяти коллег и выпускников ФИЯ как великие труженики и профессионалы своего дела! В день великой Победы желаем всем вам, дорогие наши ветераны, здоровья, благополучия, душевного равновесия, любви и уважения родных и близких.

От имени сотрудников и выпускников ФИЯ ТГПУ
Декан факультета иностранных языков А. В. Гузеева,
председатель совета ветеранов Г. И. Уткина,
председатель профбюро факультета Н. Б. Воевода.

С Днем Победы!
Помните!
Через века, через года, -
помните!
О тех, кто уже не придет никогда, -
помните!...
Хлебом и песней,
Мечтой и стихами,
жизнью просторной,
каждой секундой,
каждым дыханьем
будьте
достойны

Дорогие наши коллеги!
Поздравляем Вас с Днем Победы!
Мы хотим Вас с любовью обнять
И сказать, мы Вас любим и помним,
Неба мирного Вам пожелать!
Нам, конечно, очень хотелось бы,
Радость чтоб озаряла глаза,
Чтобы боли совсем отступили,
От обид не сквозила б слеза,
Чтобы горе было б не горем,
А вот счастье бы было счастьем,
И чтоб сил Вам на всё хватало,
И светило бы солнце в ненастье,
Чтобы жить Вам в довольстве и радости,
Ни беды, ни печали не знать –
Чтобы жить Вам хотелось очень
И чтоб нечего больше желать!
Мы желаем Вам, дорогие,
Прожить еще многие лета.
Здоровья, тепла и участия,
И в сердце побольше света.
И нам чтобы было радостно
В трубке Ваш голос слышать,
Судьбе говорить «спасибо»,
Что вместе живем и дышим.

Елена Михайловна Саржина (ФИЯ, выпуск 1976 года,
старший преподаватель кафедры РГФ и МОИЯ ФИЯ ТГПУ)

Римме Михайловне Бутко

Наш факультет я закончила в 1996 году, и хорошо помню свои студенческие годы. С чувством глубокой благодарности и признательности я вспоминаю своих преподавателей, которые были нашей семьей и не просто учили нас иностранному языку, а настолько любили свой предмет, что и мы с удовольствием включались в его изучение. С большой теплотой и любовью я вспоминаю нашего преподавателя Бутко Римму Михайловну, которая вела в нашей группе практику устной и письменной речи на 5 курсе. Ее занятия не были уроками в традиционном понимании, это всегда были интереснейшие беседы, дебаты на темы, предусмотренные программой. Мы общались только на английском языке, отстаивали свою точку зрения, учились убеждать других и соглашаться с противоположной точкой зрения. Римма Михайловна всегда находила актуальные темы, умело руководила беседой, объясняла наши ошибки и обязательно хвалила, если у нас получалось. Римма Михайловна это не только прекрасный педагог, но и редкой душевной теплоты человек, все наши девчонки относились к ней с большим уважением. Когда после летних каникул выяснилось, что у двух студенток появились маленькие дети, Римма Михайловна была одним из немногих преподавателей, которая с участием и пониманием отнеслась к данной ситуации, она была готова встречаться с девушками дополнительно, в удобное для них время и объяснять материал или принимать задания. 
У каждого педагога помимо высокой профессиональной компетентности, должна быть открытая душа и доброе сердце, только тогда он состоится как педагог. Именно таким педагогом и была Римма Михайловна! 
Желаю Римме Михайловне крепкого здоровья, мы с теплом и любовью вспоминаем о Вас!

Наталья Борисовна Воевода (Чупахина) (выпуск 1996 года, 212 группа,
заместитель декана факультета иностранных языков ТГПУ)

Ирме Леонтьевне Одинцовой, Римме Михайловне Бутко, а также всем преподавателям ФИЯ посвящается …

В судьбе каждого человека особое место занимают годы учебы в университете. Вы, дорогие наши преподаватели, имеете к этому непосредственное отношение. Вспоминая себя, студентку, помню ощущение того, что Вы были для нас «недосягаемыми небожителями», прекрасно говорившими на разных языках, много знавших и много повидавших. Вы не только пытались передать нам свои знания, но и вкладывали в нас всю свою душу, создавали условия для нашего становления и развития. За всем этим стоял ежедневный, кропотливый и ответственный труд всех наших педагогов.
Отдельные слова благодарности передаем Ирме Леонтьевне Одинцовой и Римме Михайловне Бутко, преподававшим в нашей группе 277 (1987 года поступления).
Хорошо помним занятия по практической грамматике немецкого языка, которые в нашей группе на третьем курсе вела Ирма Леонтьевна Одинцова. Системный подход в ее методике, абсолютное знание предмета, требовательность способствовали глубокому освоению нами азов немецкой грамматики.
Встреча с Риммой Михайловной Бутко была непродолжительной, но очень яркой. Эти были самые первые занятия английским языком. Вы легко и непринужденно, с юмором «ломали» нашу немецкую привычку произносить все с «твердым приступом», знакомили нас с мелодикой английской речи, значительно отличавшейся от немецкой. Римма Михайловна всегда умела найти нужные слова, ободрить и поддержать, вселяла в нас столько надежды и уверенности, что мы со всем справимся, что мы и сами в это поверили. Для некоторых из нас в дальнейшем английский язык стал основным предметом. Спасибо Вам большое!
Дорогие наши педагоги! Пусть этот праздничный день принесет всем массу положительных эмоций, теплые поздравления от коллег и близких. Крепкого вам здоровья, оптимизма, жизненного благополучия! Вы в наших сердцах навсегда!

Людмила Васильевна Круглова (Королева) от имени и по поручению всей группы 277  
(ФИЯ, выпуск 1992 года, заведующая кафедрой РГФ и МОИЯ ФИЯ ТГПУ)

Светлане Германовне Судаковой

Уважаемая Светлана Германовна!
С 9 мая, Днем победы
Мы все спешим поздравить Вас!
Пусть сгинут все несчастия и беды,
Пусть будет светлым каждый день и час!
Вами гордимся, мы Вас уважаем,
Здоровья крепкого желаем!
В мирном небе для Вас пусть играет салют
В доме радость живут и уют!

Наталья Владимировна Полякова (ФИЯ, выпуск 2000 года,
заведующая кафедрой перевода и переводоведения ФИЯ ТГПУ)

Ирме Леонтьевне Одинцовой

Ирма Леонтьевна Одинцова (Кесслер) осталась в моей памяти как один из самых любимых преподавателей, абсолютный профессионал в своём деле, достигший невероятных высот в преподавании практической грамматики и лексики немецкого языка студентам факультета иностранных языков Томского государственного педагогического университета. Она вела грамматику по книге своего великого учителя Гуго Гуговича Йедига «Синтаксис» (второй том грамматики А. П. Дульзона) и настолько досконально овладела своим предметом, что знала места в тексте, где выдающийся германист допустил ошибки. Представляется, что лучше Ирмы Леонтьевны синтаксисом не владел никто, подтверждением чему можно считать признание двухтомного труда А. П. Дульзона и Г. Г. Йедига германистами Билефельдского университета лучшим учебником грамматики немецкого языка в мире.
В преподавании иностранных языков важнейшим, на мой взгляд, является закладка базовых речевых конструкций и комбинаторных сочетаний, образующих основу функционального репертуара выпускника. Ирме Леонтьевне это удавалось, пожалуй, лучше всех, хотя и не все студенты могли оценить это по достоинству. Вспоминая Ирму Леонтьевну, невозможно не упомянуть всеми любимую Лионеллу Ефремовну Виноградову (ушедшую из жизни в 2017 году), с которой они были неразлучными подругами и бессменными форпостами германистики города Томска. Кого бы Вы ни встретили в Томске из известных знатоков и друзей немецкого языка, они все обязательно учились у Ирмы Леонтьевны и Лионеллы Ефремовны.
Прошло много лет с момента моего выпуска из стен педагогической alma mater (1999 год), но когда я вспоминаю о ней, перед моим внутренним взором неизменно встают два Великих Учителя, достойных лучших похвал и глубочайшего почтения: Ирма Леонтьевна Одинцова (Кесслер) и Лионелла Ефремовна Виноградова. Вечная слава Вам, дорогие и любимые Учителя!

Юрий Викторович Кобенко (ФИЯ, выпуск 1999 года,
Доктор филологических наук, профессор, профессор НИ ТПУ)

Ирме Леонтьевне Одинцовой

Уважаемая Ирма Леонтьевна! От всей души поздравляю Вас с 75-летием Победы нашей Родины в Великой Отечественной войне. В этом празднике – история всей нашей страны, боль утрат, живущая в каждой семье, гордость за нашу Родину. Хочется пожелать Вам крепкого здоровья, душевного тепла, заботы и внимания близких и родных, чистого неба над головой.

Ксения Аркадьевна Кашпур (Мазур) (ФИЯ, выпуск 2002 г.,
 старший преподаватель, научный сотрудник кафедры РГФ и МОИЯ ФИЯ ТГПУ)

Ирме Леонтьевне Одинцовой

Дорогая Ирма Леонтьевна, поздравляем Вас с 75-летием Великой Победы!
В этот светлый праздник желаем Вас здоровья и счастья! Мы помним уроки немецкой грамматики и уроки жизни, на которых Вы отдавали нам частичку себя.
Не смотря на то, что в годы войны на Вашу долю выпали тяжелые испытания, мы помним Вас жизнерадостным человеком!

Крюкова Елена Александровна (ФИЯ, выпуск 1996 года, заведующая кафедрой ЯНС ФИЯ ТГПУ)
от имени студентов 218 группы: Азаровой (Федоровой) Марины, Гордиенко (Дмитриенко) Ольги, Королевой (Шульц) Инессы, Юрковой (Пойловой) Ирины

Нине Дмитриевне Смирновой

Дорогая Нина Дмитриевна, поздравляем Вас с 75-летием Великой Победы!
Желаем Вам и Вашей большой и дружной семье счастья и благополучия! Берегите себя и своих близких!

Крюкова Елена Александровна (ФИЯ, выпуск 1996 года, заведующая кафедрой ЯНС ФИЯ ТГПУ)
от имени студентов 218 группы: Азаровой (Федоровой) Марины, Гордиенко (Дмитриенко) Ольги, Королевой (Шульц) Инессы, Юрковой (Пойловой) Ирины

Нине Дмитриевне Смирновой

Дорогая Нина Дмитриевна! Сердечно поздравляю Вас с главным праздником нашей страны - с Днём Победы! Желаю Вам и Вашим близким крепкого здоровья и всего самого наилучшего. Спасибо Вам за знания и счастливые воспоминания об учебе в гимназии "Логос". С праздником! Вечная память павшим в боях. Слава победителям!

Ирина  Евгеньевна Охолина (гимназия "Логос", выпуск 2004 года,
специалист по УМР ФИЯ ТГПУ)

Тамаре Павловне Феофановой

Уважаемая Тамара Павловна! Сердечно поздравляю Вас с днем Великой Победы! Несмотря на трудности, с которыми столкнулась Ваша семья в годы войны и послевоенные годы, Вы стали замечательным преподавателем и жизнерадостным, сильным человеком. Отец гордился бы Вами. Вы воспитали целое поколение учителей английского языка. Помню, когда увидела Вас впервые, еще не в числе Ваших студентов, я сразу поняла, Вы преподаватель иностранного языка! Всегда одетая со вкусом, элегантная и интеллигентная. Я всегда с удовольствием посещала практические занятия по английскому языку, потому что они были интересными и содержательными. К Вам всегда можно было обратиться за помощью. Мне так нравились Ваши стихи с грамматическим уклоном, что я применяю их в своей практике и считаю это эффективным приемом в обучении английскому языку. Дорогая Тамара Павловна, здоровья, благополучия, счастья!

Светлана Сергеевна Тайдонова (ФИЯ, выпуск 2012 года, группа 277 (немецкий язык)
сотрудник кафедры РГФ и МОИЯ ФИЯ ТГПУ)

Евгении Георгиевне Григорьевой 

Дорогая Евгения Георгиевна, от всей души поздравляю Вас с 75-летием Великой Победы! Желаю Вам здоровья, счастья, оптимизма и стойкости в наше непростое время.
Спасибо за то, что Вы сделали лично для меня и многих других выпускников факультета. Вы были для нас образцом профессионализма, трепетного отношения к делу, искренней заинтересованности в результатах своей работы, требовательного отношения к себе и другим. Вы показали нам, что фонетика может быть интересной и увлекательной. В период работы на одной кафедре Вы щедро делились своим опытом преподавания этого предмета, охотно дарили «изюминки» работы над произношением и интонацией. Никогда не думала, что буду преподавать фонетику и получать от этого большое удовольствие. Многим, чего я достигла, я благодарна именно Вам. Земной Вам поклон за Вашу работу.
Ещё раз с большим и светлым праздником, дорогой Вы мой человек.

Людмила Антоновна Нагорная (ФИЯ, выпуск 1976 года,
доцент кафедры РГФ и МОИЯ ФИЯ ТГПУ)

Эмилии Александровне Терновой и Лилии Иннокентьевне Дьяковой

Эмилии Александровне и Лилии Иннокентьевне шлю большой привет и наилучшие воспоминания.
Желаю здоровья, оптимизма, новых планов и идей, мудрости, душевной щедрости и плодотворного долголетия.

Инна Евгеньевна Козлова (ФИЯ, выпуск 1992 года,
доцент кафедры РГФ и МОИЯ ФИЯ ТГПУ)

Галине Ивановне Михениной

Спасибо руководству факультета иностранных языков за то, что открыло на своем сайте рубрику "Детство, опаленное войной". Много написано о детях войны, которые вместе со взрослыми стояли у станков, участвовали в военных действиях, партизанских отрядах. Но еще больше мальчишек и девчонок, у которых тоже не было отдельно детства, а "детство и война" были вместе. Я читаю о них на сайте и понимаю, почему моя любимая преподаватель английского языка Галина Ивановна Михенина была такой внимательной к нам. Прошло 28 лет после моего окончания факультета иностранных языков ТГПИ. В группу 271-и я пришла в 1989 году. Я уже поработала учителем истории, так как была студенткой-заочницей исторического факультета ТГУ. Мои знания английского языка, как и многих в группе, оставляли желать лучшего. Наша специальность была История - Английский язык. Но Галина Ивановна никогда не упрекала нас, спокойно исправляла все наши промахи, доступно и просто, это значит, профессионально объясняла нам материал, всегда нас подбадривала и вселяла уверенность в том, что все будет хорошо. Лично для меня она была и есть образец настоящего педагога, профессионала. Сегодня я преподаю английский язык, а не историю, с которой я начинала свой педагогический путь. В этом, Галина Ивановна, и Ваша заслуга. Спасибо Вам за интеллигентность, доброту, Вашу порядочность и загадочную улыбку. Здоровья Вам.
Я так же хочу поздравить с 75-летним юбилеем Победы нашей Родины в Великой Отечественной войне всех "детей войны" факультета иностранных языков, преподавательский и студенческий коллективы. Всем вам мирного неба и процветания.

Ольга Николаевна Нечаева (ФИЯ, выпуск 1992 года,
учитель английского языка НОУ "Католическая гимназия г. Томска")

Путеводитель по сайту

Чтобы сообщить о найденной на сайте ошибке - выделите текст ошибки и нажмите CTRL + ENTER